Архив новостей
Предыдущий год2021Следующий год
май
июн
июл
авг
сен
окт
ноя
дек

Люди. Ушков Сергей Львович

 

Начну с того, что этой главы нашего повествования об истории возникновения и жизни Пермского зоопарка могло и не быть без публикации Сергея Федоровича Николаева из серии «Замечательные люди Прикамья» «Натуралист С.Л. Ушков». Собранные уникальные данные из семейного архива Ушковых С.Н. Николаевым позволили нам лучше узнать о человеке, который вложил много сил и знаний в наш зоопарк.

Сергей Львович Ушков родился 05. октября1880 года в селе Арамильское, под Екатеринбургом. Сергей Львович происходил из рода уральских умельцев Ушковых. Его прадед, Климентий Константинович, демидовский крепостной, был выдающимся тагильским гидротехником. Сооруженные им плотина и канал (длиной свыше четырех километров) для перепуска вод реки Черной в Черноисточенский пруд действовали «безотказно пятьдесят лет». Его дед Михаил Климентьевич вел мельничное дело на реке Исети, основал суконноткацкое производство в селе Арамильском под Екатеринбургом (ныне поселок городского типа Арамиль Свердловской области). Его отец Лев Михайлович увлекся ружейной техникой и охотой, был заядлым охотником и натуралистом. Он охотно брал сыновей в лес. Сережа с десяти лет уже сопровождал отца в походы по уральским лесам.

Чтобы лучше понять человека, и его поступки, нужно больше узнать о его предках, семье… И сейчас мы сделаем небольшое отступление от Перми и зоопарка в глубь веков и заглянем в историю Свердловской области, ведь когда-то по административному делению это было Пермское наместничество. В 1775г по указу императрицы Екатерины 11 произошло разукрупнение губерний и упразднение провинций. Появилось наместничество. Каждое из них могло включать 2-3 губернии. В это время было создано Пермское наместничество, в состав которого входили Пермская и Екатеринбургская области.

 карта Пермского наместничества 18 век.

В 1729 г. на р. Черный Исток возвели плотину для обеспечения работы Черноисточинского железоделательного завода, принадлежащего Демидовым. В 1848 г. построили Ушковский канал, для повышения полезной водоотдачи, путем переброски части стока р. Чёрной из Верхнего Прудка. Уровень воды в пруду поднялся.

В 1964 г. гидроузел был реконструирован, а Ушковский канал, спроектированный гидростроителем Клементием Ушковым, объявлен гидрологическим памятником Свердловской области. Такой же статус получило и Черноисточинское водохранилище. Прилегающая лесная зона является охотничьим заказником.

 Черноисточенский пруд сегодня

 Ушковский канал

 

 Уникальность Ушковского канала заключается в том, что он является самоточным.

В Арамильевской слободе тагильский купец Михаил Климентьевич Ушков (дедушка нашего героя) скупил мельницу на р. Исети у купца Блинова, и немедленно ее сломал и на ее месте выстроил кузницу. После недолгой работы с металлом предприятие М.К. Ушкова перешло на выпуск тканей. Постепенно ушковская фабрика стала одной из лучших в России по выпуску качественного чистошерстяного сукна.

Его сын (отец нашего героя) Лев Михайлович Ушков стал страстным охотником и природоведом. Его современник, некто А.П. Алексеев писал:

«Осенью стали охотники ездить на заячьи облавы; мне удалось быть лишь на одной, устроенной Л. М. Ушковым, около с. Арамили. Охоту эту действительно стоит вспомнить. Порядок на ней был образцовый, все существующие правила облавных охот были соблюдены до мельчайших подробностей, так что все участвующие могли быть твердо уверены в том, что не получат заряда по ногам или в глаз».

Страстный охотник Л. М. Ушков стоял за разумный промысел, резко возражал против охоты на птицу весной. Из каждой вылазки в природу он возвращался полный наблюдений за жизнью зверей и пернатых, особенно обитателей леса. Этими наблюдениями он систематически делился на страницах журнала «Природа и охота» и в «Охотничьей газете».

Ежемесячный журнал «Природа и охота» и еженедельное приложение к нему — «Охотничью газету» редактировал и издавал Л. П. Сабанеев. Бывая на Урале (в 1868–1872 годах), Сабанеев познакомился с Ушковым, на почве близких интересов зародилась их дружба. В журнале и газете регулярно печатались письма Ушкова из Екатеринбурга.

Ушковские письма содержали много интересных сведений о сезонных явлениях в жизни птиц (прилет, токование, кладка яиц, выведение птенцов и т. д.), которые и сейчас представляют значительную ценность для биолога и охотоведа.

Приводились наблюдения за поведением пернатых в зависимости от тех или иных погодных условий, в частности, в связи с сильной засухой 1891 года. Уральский охотник сообщал любопытные сведения о зверях, например, о двух породах медведей под Екатеринбургом — черно-буром стервятнике и желто-буром муравейнике. Содержался обстоятельный материал об охоте на пернатых и зверей.

Особенно ценными оказались обстоятельные статьи Ушкова о глухаре и тетереве: «Краткий обзор распространения и жизни глухаря и охоты на него в окрестностях Екатеринбурга» (1878 год), «Краткий обзор распространения и жизни тетерева и охота на него в окрестностях Екатеринбурга» (1879 год). Их широко использовал академик М. А. Мензбир в работе «Охотничьи и промысловые птицы Европейской России и Кавказа» (1901–1902 годы) — первой научной сводке по систематике и биологии птиц России.

Много корреспонденций Ушкова было посвящено ружейной технике. В этих корреспонденциях, часто весьма обстоятельных, содержалась масса практических сведений о ружьях, о снаряжении патронов, о прицеле и по другим вопросам, интересующим охотников.

Теперь можно понять увлечения и радения Сергея Львовича о дикой природе своего края. И не трудно догадаться, что Александр Сергеевич Лебедев нашел в этом человеке не только помощника, но радетеля при организации зоопарка в Перми.

В 1899 году Сергей Ушков уехал из Барашкова. После небольших странствий по Уралу он остановился в Перми у брата Ивана. Здесь он стал служащим Пермской казенной палаты, сначала писцом, затем помощником бухгалтера и, наконец, бухгалтером.

Будни приходилось проводить в канцелярии за бумагами, но как только наступал воскресный или праздничный день, Ушков отправлялся в природу. Его часто встречали либо в Мотовилихинской лесной даче, либо в Юговской. Он наблюдал за жизнью птиц, отмечал, когда прилетают и отлетают отдельные виды пернатых, стал коллекционировать животных.

Со своими записями и коллекциями Ушков пошел в Пермский научно-промышленный музей (ныне Пермский областной краеведческий музей). Это было в 1900 году. Председатель Совета музея врач П. Н. Серебренников поручил Ушкову создать в музее зоологический отдел. Поручение пришлось молодому охотнику и натуралисту по душе.

Его экскурсии в природу стали систематическими. На луга и в леса он отправлялся часто вместе с краеведом, хранителем Пермского музея Иваном Григорьевичем Остроумовым. Из каждого похода возвращался с тушками птиц и зверей. Отстрел и отлов животных велись им для создания коллекций, которые давали бы представление о разнообразии и богатстве фауны нашего края. И отстрел и отлов животных Ушков вел в строго ограниченных размерах.

В «Материалах по изучению Пермского края», издававшихся музеем (1904, 1905, 1906 годы), С. Л. Ушков опубликовал первые свои заметки о фауне нашей местности. Он сообщил много сведений о времени прилета отдельных видов птиц, об их гнездах, о питании. Автор проанализировал личные наблюдения и сделал из них несколько важных заключений. В частности, Ушков расширил представления о географии распространения пестрого дрозда (Turdus varia). «Пестрый дрозд, — писал он, — относится к азиатским дроздам. Долгое время предполагали, что он водится в Центральной и Восточной Сибири, на Алтае… Последнее время этот дрозд оказался довольно обыкновенным в северной части Акмолинской области и залетает в южные части Тобольской губернии. Благодаря этому профессор Московского университета М. А. Мензбир полагает, что область распространения пестрого дрозда должна быть значительно шире, чем это считалось раньше, и, по его мнению, пестрый дрозд должен гнездиться на Урале… Неоднократные случаи нахождения этого дрозда в губерниях Пермской и Уфимской отчасти подтверждают мнение уважаемого ученого».

Общественность Перми высоко ценила неутомимую деятельность С. Л. Ушкова.

На годичном собрании членов музея 15 ноября 1915 года председатель совета музея П. Н. Серебренников специально остановился на заслугах Сергея Львовича: «Чтобы видеть и понять заслуги его перед музеем, — говорил Серебренников, — стоит только войти в зоологический отдел его, где все содержимое не только говорит, но громко кричит красноречивее всяких слов и документов, что тут вложена не только масса систематического труда, масса знаний, художественного чутья природы, но, главное, любви к делу…» Участники заседания единодушно избрали Сергея Львовича Ушкова почетным членом музея. Заметим, такой высокой чести удостаивались очень немногие: до С. Л. Ушкова почетными членами Пермского музея были избраны выдающиеся ученые: географ Д. Н. Анучин, геолог А. П. Карпинский, ботаник П. Н. Крылов.

В начале 1927 года общественность города Перми торжественно отмечала 25-летие деятельности С. Л. Ушкова на музейном поприще. К этому событию, 23 февраля 1927 года, Пермский окрисполком выразил С. Л. Ушкову благодарность за работу в музее и присвоил его имя зоологическому отделу.

Возглавляя зоологический отдел, С. Л. Ушков активно участвовал в руководстве музеем в целом: в 1915 году он исполнял обязанности председателя совета музея, в 1924 году был членом президиума совета музея, в 1925 году — членом тройки по управлению музеем.

Сергей Львович любил зверей и птиц. Если ему предоставлялась возможность содержать какое-либо животное у себя дома, он обязательно это делал.

В годы службы в казенной палате Ушков завел на усадьбе своего дома настоящий зверинец; тогда Ушковы жили в доме № 88 по Кунгурской улице (ныне Комсомольский проспект), на окраине города.

Над обитателями домашнего зверинца натуралист провел немало интересных наблюдений.

Как-то весной принесли Ушкову подстреленную лебедку. На семейном совете было решено назвать ее Фенькой. Лебедка довольно быстро оправилась от ранения, привыкла к необычной для нее обстановке. Она свободно разгуливала по усадьбе, если встречала собаку, то непременно отгоняла ее.

Быстро промчались теплые месяцы. Деревья уже сбросили листву. Над городом пролетала лебединая стая. Фенька подала голос своим собратьям. На крик лебедки стая начала кружиться. Лебедка кричала, но не поднималась в воздух. Стая улетела.

Прошел год. Опять над городом пролетала в теплые края стая лебедей. Вновь Фенька подала голос. Стая закружила над усадьбой. Лебедка присоединилась к сородичам.

Фенька улетела, но, оказалось, только до следующей весны. Когда засинел лед на Каме, она вновь появилась. Появление ее было полной неожиданностью. Над городом к северу тянула лебединая стая. Вдруг от стаи отделилась белоснежная птица и начала снижаться. Это была Фенька. Она прожила на усадьбе до осени, а осенью улетела, теперь навсегда.

Жила у Ушкового белка. Любила она после беготни по комнатам забраться в карман какого-либо пальто на вешалке и там, свернувшись калачиком, устроиться на отдых. Чтобы не потерять зверька, хозяева при уходе гостей просили проверить карманы пальто. И сколько было оживления, когда кто-либо из уходящих обнаруживал в кармане теплый пушистый комочек.

Отдельные обитатели зверинца признавали лишь мясную пищу. Ушков не имел возможности покупать для них мясо, но нашел выход из положения. На усадьбе к пню он привязывал филина. Вороны, сороки летели к крупной рыжевато-бурой с красновато-оранжевыми глазами птице, норовили клюнуть ее и… падали на землю, сраженные пулей из мелкокалиберной винтовки.

Познакомившись с Лебедевым Ушков загорелся его идеей создать зверинец при музее, где они вместе трудились. Так усилиями этих замечательных, увлеченных и очень любящих свою Родину людей 01 апреля 1927 года открылся для широкой публики Пермский зоопарк при музее.

Всего Сергей Львович Ушков проработал в Пермском музее 32 года (1900–1932), причем безвозмездно. Через музей он делился с народом своими наблюдениями над животными, особенно птицами, своим богатым знанием природы.

Передавал С. Л. Ушков свои знания людям и иными путями. Он вел занятия на общеобразовательных курсах для народных учителей Пермской губернии, организованных Пермским земством (1913 год); предоставлял зоологам Пермского университета личные коллекции для учебных нужд.

С. Л. Ушков часто выступал по вопросам охраны природы, подсказывал, что следует делать для умножения естественных богатств.

«Лес — наше богатство, наша гордость, и мы должны его беречь», — призывал он. Его радовало, что в наших лесах растет численность лосей. Еще в начале нынешнего века лось на Среднем Урале был очень редок, встречался лишь на северо-востоке, по западным отрогам Урала, в верховьях рек Косьвы, Усьвы, Вильвы, Вижая, Койвы, но и там, вследствие варварского, никем не сдерживаемого истребления по насту, ямами, петлями и подрезами, настолько уменьшился количественно, что к началу первой мировой войны составлял уже редкость. Советское правительство приняло меры по охране лося, и таежный великан вновь появился у нас.

Однако успокаиваться на достигнутом было нельзя — браконьеры еще не перевелись. Каждый случай браконьерства встречал суровое осуждение со стороны С. Л. Ушкова. Гневом дышало его письмо о диких нравах в Перми («Уральский охотник», 1928, № 13–14), в котором он сообщал о двух случаях охоты на лосей, переплывавших Каму в черте города. Автор требовал сурово наказать браконьеров.

В 1924 году С. Л. Ушков выступил с предложениями по охране природных богатств, в частности, потребовал ограничить отстрел, строго соблюдать сроки отстрела («Экономика», 1924, № 9 (16). Неоднократно он выступал против охоты весной. «Весенняя охота есть величайшее зло, разрушающее одну из видных отраслей народного хозяйства». Необходимо «полное запрещение охоты весной, в этот чрезвычайно важный период в жизни всей природы, когда не только непосредственное убивание животных, но и их беспокойство отзывается губительно», — указывал натуралист. К умножению богатств наших лесов направлено и предложение Ушкова о создании заповедника близ Перми, в Хохловской даче, на площади в 2500–3000 гектаров. (В «Пермской летописи» Шишко В.Н., изданной типографией Губернской земской управы в 1886 году, пишется так: «Речка Гайва берет свое начало в восточной части Оханского уезда и затем с западной стороны входит в Пермский уезд, и, наконец, впадает в Каму». В начале 20 в. эта местность, относившаяся к Хохловской лесной даче, стала называться Гайвинским заповедником. До начала1930-х гг. в д. Усть-Гайва было 13дворов, в которых жило 68 человек. Известно, что первыми жителями здесь были Трутневы. Есть данные, что с ними был знаком купец-пароходчик Н. В. Мешков, приезжавший на отдых в

деревню.) Жаль, что оно осталось неосуществленным. Создание сети заповедников и заказников могло бы помочь в увеличении естественных богатств.

Работая в ранней молодости на сплаве леса, С. Л. Ушков сильно подорвал здоровье, у него прогрессировала бронхиальная астма. По совету врача он в 1935 году переехал на Южный Урал. С 20 июня 1935 года Ушков стал заведующим зоологическим отделом Челябинского областного краеведческого музея. Пробыл он здесь недолго — с год, но добрую память о себе оставил: в отделе природы экспонируются искусно выполненные С. Л. Ушковым чучела птиц и зверей и биологические группы.

Летом 1936 года С. Л. Ушков оставил шумный Челябинск и переехал в Ильменский заповедник. Сергей Львович был зачислен научным работником-биологом заповедника, перед ним открылось широкое поле исследовательской деятельности. Из млекопитающих особенно привлекали Ушкова парнокопытные — сибирская косуля (козуля) и пятнистый олень. За заботу о косулях и расселенных с Дальнего Востока пятнистых оленей Ушкова стали звать шефом косули. Для привлечения детей и молодежи в движение по защите дикой природы он много проводил времени давая открытые уроки в школах, проводил экскурсии. Много писал рассказов о животных и птицах, печтал их в различных газетах и журналах.

С 21 августа 1936 года по 26 октября 1951 года  Сергей Львович Ушков посвятил себя  Ильменскому заповеднику. Здесь он и скончался. Похоронен в лесу у туристской тропы. На могиле его установлен памятник. В честь этого человека назвал открытый минерал геолог Б.В. Чесноков в 1980г- ушковит, тем самым увековечив его имя.

Полвека жизни натуралист-самоучка С. Л. Ушков отдал изучению и обогащению природы родного Урала.

 Ушков Сергей Львович

 Ушков С.Л.